Профильный комитет Госдумы утвердил второй пакет поправок к Конституции

Он включает норму о пожизненном сенаторстве для бывших президентов
Дмитрий Медведев, единственный ныне здравствующий бывший президент России, первым сможет воспользоваться правом стать пожизненным сенатором /TASS

В обновленной Конституции появится норма о лишении неприкосновенности бывшего президента: выдвигать обвинение против него будет Госдума, а решение о снятии иммунитета примет Совет Федерации. Такие предложения одобрил в среду комитет Госдумы по госстроительству, рекомендовавший к принятию 14 поправок к президентскому законопроекту об изменении Основного закона, касающихся его пятой главы («Федеральное собрание»). Это второе обсуждение поправок в комитете: неделю назад депутаты правили главу 7 («Судебная власть и прокуратура»), а через неделю планируют заняться главами 4 и 6, где речь идет о президенте и правительстве.

Сейчас норма о снятии неприкосновенности с экс-президента прописана лишь в законе «О гарантиях президенту, прекратившему исполнение своих полномочий»: это может произойти в случае возбуждения уголовного дела по факту совершения им тяжкого преступления. Председатель СКР направляет представление в Госдуму, которая дает на это согласие, а постановление о лишении неприкосновенности принимает Совфед. Если одна из палат отказывает главе СКР, то уголовное дело прекращается.

Как напомнил журналистам председатель комитета Павел Крашенинников, схожий порядок установлен в статье 93 Конституции для отрешения действующего президента и в нее тоже будут внесены соответствующие поправки: «Вся эта процедура там будет расписана. Подробнее будем рассматривать через неделю. А после Конституции, видимо, будем рассматривать и изменения в закон».

Другая поправка предполагает создание института пожизненных сенаторов: семь человек, «имеющих выдающиеся заслуги перед страной в сфере государственной и общественной деятельности», вправе назначить действующий президент, а экс-глава государства получит такой статус автоматически, если сам от него не откажется. Кроме того, президентская квота в верхней палате («представители Российской Федерации») увеличится с нынешних 10% (сейчас это 17 мест, все они вакантны) до 30 сенаторов, 23 из которых назначаются на шестилетний срок.

Комитет также продублировал в главе о парламенте одобренную неделю назад норму о том, что генпрокурор и его заместители будут назначаться не Совфедом по представлению президента, а президентом после консультаций с сенаторами. В то же время верхняя палата теперь будет вместо нижней назначать и снимать председателя Счетной палаты, а к Думе от Совфеда перейдет право утверждения его заместителя. Кроме того, в Конституции решено прописать некоторые полномочия парламента, уже закрепленные законами, – например, об отчете генпрокурора в Совете Федерации и Центрального банка в Госдуме, а также о парламентском контроле.

Перенос в Конституцию норм федеральных законов — вопрос не юридический, а политический, считает судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова. Бывают очень подробные конституции, отмечает она — например, в конституции Австрии есть целая глава, посвященная школьной реформе. Профессор Высшей школы экономики Елена Лукьянова и вовсе приветствует такой процесс: по ее мнению, «это как раз подкрепляет первую главу [Конституции] о принципе разделения властей». В частности, позитивно решение о включении в Основной закон норм, касающихся парламентского контроля, отмечает юрист. Хотя сам закон о парламентском контроле «сделан так, что, например, парламентское расследование невозможно провести в указанные сроки», сетует Лукьянова.

Многие восприняли предложение президента обсудить поправки в Конституцию как окно возможностей, для того чтобы максимально расширить дискуссию, констатирует руководитель фонда ИСЭПИ Дмитрий Бадовский: «Но здесь важно вовремя остановиться и не размывать концепцию реформы, из которой исходил Путин, иначе можно девальвировать базовый принцип стабильности конституционной системы и снизить на будущее политический порог входа для новых инициатив, когда нужно будет еще что-то поменять в Конституции». Например, появление пожизненных сенаторов вписывается в общую логику предложений Путина об усилении стабильности и устойчивости политсистемы, а вот многие более мелкие и конкретные вопросы в Конституцию вписывать не обязательно, уверен эксперт: «Должна сохраняться общая модель конституционного регулирования, которая у нас предполагает раскрытие и конкретизацию многих вопросов в федеральных и конституционных законах. Если начать сейчас все вопросы переносить в Конституцию, то логично было бы, например, и поправки про Госсовет сделать более конкретными. Но там вся конкретизация оставлена для отдельного федерального закона».

«Сейчас мы можем видеть только отдельные части слона, обсуждать его хобот, ногу или хвост, но описать целого слона пока не представляется возможным», – отмечает политолог Евгений Минченко. Самая заметная из новых поправок – о праве экс-президента на пожизненное сенаторство – может быть введена с конкретной целью, допускает эксперт, напоминая историю 1999 г. об увольнении генпрокурора Юрия Скуратова, в которой участвовал директор ФСБ Путин: «Думаю, этот опыт наложил определенный отпечаток и речь в первую очередь идет об усилении лояльности Совета Федерации на будущее». Воспользоваться таким правом ради этой цели может как сам Путин, так и экс-президент Дмитрий Медведев, полагает эксперт: «Эта норма дает максимум свободы».

Процесс правки Конституции развивается волнообразно, полагает политолог Михаил Виноградов: «Первая волна была про усиление полномочий президента, теперь идет волна в пользу Совета Федерации, смысл существования которого в последние 20 лет был довольно размыт». Но пока все это лишь «накопление двусмысленности», резюмирует он: «Сохраняется ощущение туманности будущей конструкции, и к пониманию того, как это все будет функционировать, новые поправки не приближают».